Онежские истории

Онежские истории

Занимаясь краеведческой работой, мне в свое время  пришлось перелистать  множество экземпляров газеты «Олонецкие губернские ведомости» в поисках материалов, касающихся нашего Пудожского края. Попутно встречались и просто любопытные факты, напрямую не связанные с пудожской тематикой. Некоторые из них, с небольшими сокращениями, я представляю вниманию читателей. Общее в них то, что описанные события происходят на просторах Онега, в его акватории.

Лошади на льдине

17 февраля крестьяне села Кижи… на 127 лошадях направились по льду Онежского озера в Петрозаводск. Кто вёз сено, кто  хозяйственные припасы для сбыта в городе…, а кто ехал порожняком. Когда возчики миновали 28 верст (из 40), перед ними неожиданно открылась огромная полынья, которая постепенно увеличилась. В ширину – около 200 саженей, а в длину на много верст. …15 возчиков немедленно повернули обратно в Кижи, а 112 решили ехать вдоль полыньи по направлению к Ялгубе.  Первые вернулись  в Кижи благополучно. Остальные 112, проехав 10 верст, увидели, что от ялгубского берега путь их также отрезан полыньей. Тогда они повернули обратно на Кижи, но, проехав 15 верст,  увидели, что и здесь их путь  пересекает полынья. Таким образом, они оказались на громадной льдине. Вдобавок, люди, к своему ужасу, увидели, что на льдине образуется еще одна поперечная полынья, и что их льдина подается в открытое озеро, видневшееся верст за пятнадцать.

Паника охватила всех. Взоры людей обратились к чуть видневшемуся Климецкому монастырю. На помощь призывались святые угодники. Тогда решили ехать снова к ялгубскому берегу. Скоро стемнело. Ветер стал крепчать, но сменил направление с северного на северо-западный, и он стал прижимать льдину уже к берегу. Поднялась сильная снежная метель. Чтобы согреться, развели костер, жгли сено и свои сани и дровни. Как только начало рассветать, к берегу отправились разведчики и обнаружили, что недалеко от обоза две льдины, встав во всю ширину полыньи, образовали нечто вроде понтона, шириной от 5 до 8 саженей. По нему весь обоз, 112 лошадей, перебрался на неподвижный лёд, а по нему на берег».

ОГВ 1887,  №16

Похожая история приключилась с заонежскими крестьянами в самом начале декабря 1902 г., правда в меньших масштабах:

«Четверо крестьян дер. Любосельги Сенногубского общества отправились с возами сена и хлеба в Петрозаводск. Они направились прямым путем – через залив Онежского озера, который в этом месте имеет ширину около 35 верст…  Отъехав от берега около 15 верст, они  вдруг увидели впереди полую воду. Ехать вперед было нельзя и они поворотили назад, намереваясь выбраться на берег и горой ехать в Петрозаводск.  Но, проехав некоторое время, они убедились, что лёд, по которому они ехали,  оторвало от берега и несёт ветром в озеро. Немало приняли страха мужички! На их счастье, льдину, на которой они плыли со своими лошадьми, прибило к одному из Климецких островов…  С острова они были замечены людьми. Тотчас же… выехали лодки  и направились к льдине. Привязали мужички своих лошадей к возам с сеном и сели в … лодку, оставив и возы и лошадей на произвол судьбы. Вскоре льдина скрылась из виду. Два дня носило льдину с лошадьми по озеру, пока ее не прибило к Сельнаволоку. На берегу в это время пилили дрова крестьяне из села Леликово. Увидев что-то черное на льдине, они подошли поближе. Удостоверившись, что на льдине лошади, они сошли туда, отвязали лошадей и увели их на берег, возы же оставили на льдине, до прибытия хозяев. Но подувший ветер опять оторвал льдину с возами от берега и погнал ее в озеро…»

ОГВ 1902, №144

Рыбаки во льдах

«Крестьяне Петрозаводского уезда, Шелтозерской волости (далее приводятся фамилии. Всего 9 человек – А. К.) 15 ноября утром, при благоприятной погоде, отправились …на большой лодке… за 15 верст от петрозаводского берега, ловить лососей самоловными сетями. Осмотрев большую часть бывших в воде сетей, и убрав их в лодку вместе с пойманной рыбой, они были застигнуты внезапно подувшим северо-западным ветром».

Затем, как сказано в статье,  рыбаки, оставив часть сетей в воде, поплыли обратно к берегу, но волнение усиливалось. Так что лодка буквально становилась на месте. Ветер усилился и лодку понесло в открытое озеро. Тогда рыбаки, желая облегчить лодку, выбросили в воду большую часть сетей и отдались на волю ветра, который к вечеру еще больше усилился.

На следующий день , утром, их принесло к т. н. Черным пескам в южной части Онега. Здесь лодку окружило льдинами, так что к берегу невозможно было пристать. « От- сутствие хлеба заставило их питаться находившейся у них в лодке мерзлой рыбой». Рыбаки стали жечь сети, чтобы подогреть немного рыбу и самим согреться, но сети еле-еле тлели, почти не давая тепла.

На третий день утром подул юго-западный ветер и лодку принесло к Муромскому монастырю. Но подойти к берегу рыбаки не смогли из-за массы льда , окружившего лодку, а также вследствие  потери сил от голода и холода.

…Когда лодку притащило льдами к Бесову носу, один из рыбаков, молодой парень Федор Тимофеев, решился выйти из лодки на «заберегу», с целью достичь берега по льду. Остальные же его товарищи отказались от предложения следовать за ним, опасаясь непрочного льда. Несколько раз Тимофеев проваливался в воду, но каждый раз  с помощью взятого с собой весла поднимался на лёд и следовал дальше. В конце концов он вышел на берег и добрался до деревни Бесов нос. А лодку  с оставшимися людьми потащило дальше к северу и только недалеко от устья Водлы, бросив свое судёнышко с сетями и рыбой, восемь рыбаков смогли выбраться на  берег. Один из них, сохранивший больше сил, заметил, как сказано в статье, «маячные столбы»,  отправился туда и вскоре вышел на рыбацкие избы в устье Водлы. Находившиеся там шальские мужики оказали помощь  шелтозерским рыбакам, а затем доставили их в деревню Семеново, где те нашли приют у местных жителей. «Жалкий вид представляли все эти люди: лица их, так равно руки и ноги, буквально распухли и в пузырях от испытанного ими холода на Онежском озере  в течение 3-х суток».

ОГВ 1885, №95

 Шесть пудов осетрины

« Вытегорские рыбаки недавно изловили в одном из плёсов Онежского озера прибитого почти к самому берегу и совершенно обессилевшего крупного осетра, размеры которого поразили даже самых старых рыбаков. Длина его  – три с половиной аршина (два с половиной метра – А. К.), вес – 6 пудов (96 кг. – А. К.).   Рыбаки предполагали его доставить в живом виде в Петербург и здесь продать за хорошие деньги, но не решились, боясь, что осетр в пути может сорваться с привязи   и уйти, чему бывали примеры. На выручку рыбакам пришел местный купец-миллионер Л., который и купил осетра за 170 рублей».

ОГВ 1900, №77

К слову сказать, в старые времена в Онежском озере водилась и другая рыба из породы осетровых.  В 1874 году  та же газета сообщала: «В нынешнее лето в Петрозаводском заливе стали изредка появляться небольшие стерляди. В разное время нашими рыбаками поймано около 5 штук». Конечно, вода тогда в Онеге была намного чище. Тем более в Петрозаводской губе. Но всё-таки  царская рыба-стерлядь в нашем климате не прижилась. А жаль. Что же касается упомянутого  осетра, то он вполне претендует на звание самой крупной из выловленных в Онежском озере рыб.

Онежское «цунами»

(15 июля) «На прошлой неделе на берегу Петрозаводской губы в местности под названием Зайцы наблюдалось интересное явление. Рассказ очевидца из деревни Ялгуба:

Мы приехали в Зайцы сушить снасти (мережи). Погода стояла хорошая, дул лёгкий онежский ветер. Около 4 часов с юга стала подыматься туча, из которой задул сильный южный ветер. Немного спустя один из нас заметил, что по озеру с юга же катится громадная волна. Чрез несколько времени она уже была у берега, и не успели мы опомниться, как она хлынула на берег, унося с собою всё, что попадалось ей на пути. Лодки наши выброшены были в лес, мосты и вешала, всё, что было на берегу (колья, щепки, дрова), оказалось сметенным. Вода поднялась так высоко, что в избушках (сушильнях), где мы сушили сети, залило огонь и избушки стояли, как будто среди озера.

Минут через 10 или 15 вода пошла назад в озеро, унося с собой наши мосты, вешала и прочее. До вечера вода поднималась 4 раза и все с прежней силой…

Я ловлю более 30 лет, но подобного явления в нашем озере не только никогда не видел, но и не слышал даже о чем-либо подобном от стариков-рыболовов. От уреза воды и до леса, куда были выброшены водою лодки, саженей 50-70 (т. е. 100-150 метров – А. К.)»

ОГВ 1903, №74

 31 августа. 31 жертва.

«Крестьяне Кижской волости, разных деревень Кижского, Великогубского, Яндомокосмозерского обществ,   31 августа находились в д. Кургиницы на местном празднике, где гостили у родных и близких. К вечеру стали разъезжаться на лодках. Первыми отправились в путь на своей лодке  гости из д. Сибово, общим числом 19 человек. Поплыли мимо дер. Волкостров при сильном попутном юго-восточном ветре, под парусом. Не доезжая до  Волкострова, лодка села на мель (луду)».

Тем временем вслед за первой лодкой по тому же маршруту отправилась вторая. И в ней тоже было 19 человек. Но, видя, что погода разыгралась не на шутку, гребцы решили не рисковать, причалили к Волкострову и высадили 7 человек, чтобы те дальше в деревню, которая находилась с другой стороны острова,  шли пешком. Оставшиеся двенадцать продолжили свой путь вокруг острова. И по пути, уже в виду деревни Волкостров, увидели на упомянутой луде тонущего человека с первой лодки, единственного из девятнадцати. Приблизившись, втащили его в лодку, но тут набежавшей волной судно было опрокинуто и все попадали в воду. В это же время семеро, сошедшие на берег, пришли в деревню Волкостров и издали увидели тонущих земляков. Сразу же четверо смельчаков бросились на лодке спасать погибавших. Но, приблизившись к месту крушения, лодку спасателей тоже опрокинуло волнами и все четверо также оказались в водах Онега. Еще одна лодка с четырьмя гребцами прибыла к луде, им удалось спасти четверых. Все остальные сгинули в озерной пучине. Горестный итог этой трагедии был таков: утонули 18 мужчин и 13 женщин, всего 31 человек.

ОГВ 1872. №82

 

Подарок Севера –  «врагу-герою»

«…Старожилы не помнят, чтобы 20 сентября выпал и лежал бы несколько дней глубокий снег. Так случилось здесь в настоящем году…   Вместе с ним пронеслись бури и вьюги…

От 20 до 24 сентября продолжалась страшная буря и всею силою разразилась над озером. Скоро всколыхались волны и валы подымались, как большие холмы на водной равнине.

Многие судохозяева, предчувствуя беду, спешили приютиться в безопасные места или стать на якорь, но часто последнее спасительное средство не помогало. Волны как будто подмывали якорь; ветер, ворочая и качая судно со стороны в сторону, оттягивал канат и якорные лапы не в силах были противостоять буре, нападавшей на мачты и паруса.

…Паруса рвались и носились в воздухе, как тряпки, мачты ломались от бурного напора.

… Известно, что в Шокшинской порфирной ломке, по Высочайшему соизволению, ломали и обтёсывали камни, предназначенные для сооружения саркофага Наполеону, долженствующего быть помещенным в любимой  им  церкви Инвалидов. Трудные работы …были окончены на славу, потому что гидротект г. Буятти, которому было поручено это дело, выломал цельный камень без раковин, расселин и пятен…

Всё было готово к отправке…  Остановка происходила за неприбытием судна, которое должно было доставить эти камни в Кронштадт, а оттуда другое судно привезет их к берегам Франции. Судно, наконец, прибыло 19 сентября к Шокшинской пристани и несколько камней было в него сложено. Хозяин судна поставил его на якоре…, так как погода не предвещала той сильной бури, которая вскоре забушевала на озере. Но неожиданно, вместе со снегом, налетела и эта страшная гостья. Предусматривая ненастье, хозяин судна отодвинул его на расстояние несколько сажен (от пристани – А. К.)… Предосторожность эта была уместной, немало принеся пользы…  Буря разыгрывалась. Волны на озере…подымались всё больше и больше…   Однако судно стояло так, что ветер разбивался о нос и не мог уже действовать со всей силой. Но вдруг он переменил свое направление: подул прямой норд и напор его устремился в бок судна: якорь не мог удержаться и оно начало дрейфовать. Судно прибило к строению боком…, то подымаясь, то опускаясь в огромных валах, оно билось боком о пристань, а кормой о скалистые берега Шокшинской ломки, и начало трещать. Следовало позаботиться, чтобы камни, сложенные для отправки, не потонули в волнах. И потому люди, утроив старания, стали вытаскивать их о берег. Камни спасли, а судно совершенно разбило…

Это происшествие …замедлило отправку приготовленных для саркофага камней. Наконец, новое судно было найдено и 14 октября повезло их по озеру. Желаем, чтобы подарок нашего Севера благополучно и вовремя прибыл на далекий Запад; вероятно, его примут с радостью, равной тому великодушию, с каким он предоставлен был на увековечение памяти… врага-героя».

ОГВ 1847, №43

 Старик и старуха на острове

Зимой 1896 г. мастеровой Александровского  завода Макар Лагунов , 67 лет, со своей старухой 60 лет, приехал в Шалу на сойме, купил льна, и на Василисином острове заночевал. У них разбило лодку и они 7 недель питались семенами льна. Затем по льду 9 декабря они пошли (поползли) в Херсонскую стеклянную фабрику. Старуха доползла, а старик не смог. Полиция нашла его живого. Они поправились.

А. Костин

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш имейл не опубликован*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Контакты

89214564543
Istok_sily@mail.ru
Карелия, Пудожский район, д.Нигижма, ул.Пионерская, д.39.
Istok_sily@mail.ru

Социальные сети