Мошенники

Из корыстных побуждений

Как то пару недель назад мне позвонили по мобильнику и  женский голос быстро, но с напором,  предупредил , что я буду  иметь большие неприятности финансового порядка из-за просроченного кредита, если  срочно не позвоню по такому-то номеру. Звонить я никуда не стал, поскольку такие «мобильные» фокусы нам уже привычны, да и кредита я не брал, но тут же стал вспоминать, когда и при каких обстоятельствах в последние годы мы, пудожские обыватели, сталкивались с мошенниками. А вспомнить есть чего. Кроме «мобильных» мошенников, имеется  немало желающих наложить лапу на наши денежки –  в Интернете, в банкоматах и т. д. А больше всего – в торговле. Пример из личного опыта: купленная в одном из пудожских магазинов   банка дикого лосося дальневосточного улова ( если верить  яркой этикетке), как показало вскрытие, содержала   какую-то  рыбу белого цвета. Вкус, правда, неплохой, но все же явно  не «царская рыба». Думаю, что от подобного обмана пострадал  не я один. Но обман в торговле, конечно, имеет давнюю историю, просто сейчас он принял более изощрённые формы.  Ведь поговорка «не обманешь – не продашь» родилась на заре товаро-денежных отношений и многие купеческие капиталы  были нажиты в полном соответствии с этой поговоркой. К примеру, каргопольские купцы, получив в 16 веке монополию на торговлю солью от Ивана Грозного, умножили свое богатство еще и подмешивая в соль известку.

Некоторые виды «досюльнего» мошенничества, т. е. обмана из корыстных побуждений, в Олонецкой губернии  я отыскал в разных исторических источниках и хочу поделиться с читателями добытой информацией.

Заметка в газете «Олонецкие губернские ведомости» за 1876 год так и называется: «Мошенничество»: «24 мая в городе Пудоже во время ярмарки состоящий под надзором полиции дворянин, купив  у крестьянина Ивана Батова сапожного товара на 2 р. 50 к., обещал сряду же уплатить деньги. Но между тем, товар этот продал неизвестному крестьянину за 3 руб., а Батову, по показанию стороннего свидетеля, денег не уплатил».

А в «Вестнике Олонецкого губернского земства» за 1902 год один из авторов описывает такую картину: Город Вознесенье на р. Свирь. Торговые балаганы рядом с пристанью, там женщины торговали рыбным товаром. Покупателей-пассажиров особенно привлекали рыбные пироги (рыбники) с сигами. Автор публикации с каким-то старичком подошли к одной из торговок, которая выставила на продажу несколько рыбников. Каждый был испечен таким образом, что был виден хвост запеченной рыбины. Старичок сразу же ухватился за один из рыбников, уплатил запрошенную цену (30 или 40 копеек) и ушел с покупкой. Автор же обратился к торговке со словам: «Дай мне рыбник с рыбой!», напирая на последнее слово, и услышал в ответ:  «Да у меня все с рыбой!». Тогда покупатель взял в руки рыбник и предложил заплатить подороже , но с условием – разрезать его и чтобы там было достаточно рыбы.  Торговка с удивлением уставилась на покупателя. Затем схватила рыбник и куда-то утащила его, а взамен притащила другие со словами :  «На, выбирай любой. Эти – с рыбой». Автор разрезал один из рыбников и действительно, там оказался целый сиг.

На пароходе автор публикации сел обедать вместе со старичком, купившим первый  рыбник. Когда этот рыбник был разрезан, то там оказался один хвост и только немного самой рыбины до хвостового плавника. Обманула старичка торговка…

Раз уж зашла речь о рыбе, то этот товар частенько был предметом манипуляций со стороны нечестных торговцев. Известно, что признак свежей рыбы – жабры  ярко-красного цвета. Если тускло-серого – то это несвежая (залитая) рыба. Еще с давних времен рыбаки, чтобы продать  залитую рыбу, шли на хитрости, например, пропитывали жабры свежей кровью, или окрашивали селитрой. Бывало, что и глаза рыбе пришивали все с той же целью. Если зимой, во время оттепели, рыба начинала портиться, то  ее везли на озеро и обливали ледяной водой, затем вновь замораживали и продавали под видом свежей. Эти факты относятся к Олонецкой губернии начала 20 века.

  Теперь о том, как мошенники дурачили наших земляков. Один такой случай описывает ученый И. С. Поляков, посетивший Пудожский уезд в 70-е годы 19-го века. Один из персонажей его путевых заметок –  крестьянин Кирило из Куганаволока, добывавший себе пропитание тем, что делал по заказу валенки, ночуя у заказчиков. Одной заказчице-старушке Кирило дал совет, как вывести клопов: «Нужно, бабушка, взять одного клопа, вырыть ему яму без лопаты, глубиной в аршин и положить его на дно, тогда не будет больше клопов». Старушка, пишет Поляков, «чем только могла, отплатила его за совет….», но ямы одними пальцами вырыть не смогла.

Похожее мошенничество, только в отношении уже не одной старушки, а целой деревни, описывает анонимный автор (газета «Красная Карелия», 1926 г.)), укрывшийся под псевдонимом «Комсомолец»:

«Околпачивают крестьян»

«Осенью 1925 г. пришли в деревню Маткажа Авдеевской волости два странника, которые назвали себя колдунами. Они взялись уничтожить всех тараканов, клопов, мух, и изъявили желание лечить скот и людей…

    Крестьяне, по темноте своей, поверили им: «Уничтожьте у нас клопов и тараканов!» Те не прочь. За каждую такую операцию, не разбираясь, будь то клопы или тараканы, странники попросили по рублю. С тех, у которых не оказалось денег, брали   полотенца, сахар, масло…

…Взяли лучины, пошептались в углу за печкой и насовали эти лучины по всем углам хаты … строго приказали не снимать эти лучины две недели.

Прошло  с тех пор изрядное количество времени, а тараканы и клопы и в ус не дуют… Крестьяне охают да ахают и жалеют свои денежки».

Особого разговора заслуживает такая разновидность мошенников, как фальшивомонетчики. Их преступный промысел для государства всегда представлял особую опасность, поскольку подрывал экономические основы самого существования  власти.  В России первый известный нам «денежный вор», как называли таких преступников в старину, новгородец Ф. Жеребец,  был осужден еще в 15 веке, а восемнадцать  его сообщников утоплены в реке Волхов. Самих «денежных воров» казнили еще более жестоко – заливали им в горло расплавленное олово, которое они использовали в своем ремесле, а позднее – отсекали руки и ноги. Со временем научились подделывать и банкноты (кредитные билеты). Делали это и при царской,   и при Советской власти, делают и сейчас.

В своей жизни я не сталкивался с поддельными  банкнотами, а вот с фальшивой монетой однажды имел дело. Было это в 1970-е гг. в Крыму, в  Ялте, где я, находясь в  Никитском  ботаническом  саду, стал расплачиваться за какой-то сувенир  полтинником, но продавщица мне его вернула со словами: «Он фальшивый!» и объяснила, почему:  на гурте (ребре) не было соответствующей надписи.

В истории Пудожского края также можно найти, пусть их не так много, случаи появления «неправильных» денежных знаков, как в бумажном, так и в металлическом вариантах.  С некоторыми из них я и хочу познакомить читателей.

Первый такой случай, известный мне, относится к 1872 г. В  декабре этого года от сборщика податей Козьминской волости (это нынешняя Архангельская область –А. К.) поступил в Пудожское уездное казначейство фальшивый кредитный билет достоинством в 25 рублей. Проходит два года, и  11 апреля 1874, опять же в г. Пудоже, как мы узнаём из газетной публикации, «при приеме в Пудожском уездном казначействе от сборщика податей Куганаволокской волости крестьянина Артамонова денег в уплату податей оказался фальшивый однорублевый  кредитный билет».

Через 17 лет (1891 год) читаем в той же губернской газете,  «14 дек. в пудожском уездном казначействе при приеме от заседателя Куганаволокского волостного правления Королева денег 1089 р., признаны фальшивыми два кредитных билета, один 10 р. а другой 3 р.  Заседатель заявил, что 10 рублевый билет принят в число следовавших в казну податей, в волостном правлении от старосты Калинихина». Как видим, оба факта появления фальшивых банкнот зафиксированы были в Куганаволоке. Случайно ли это или кто-то из водлозёров был причастен к  преступному промыслу, сказать теперь  невозможно.

Уже  упомянутый выше 1874  году оказался весьма «урожайным» на  подделки не только бумажных денег-ассигнаций (кредитных билетов). Так, в Петрозаводском уезде у местного  крестьянина оказалось несколько фальшивых монет достоинством 20 коп. «При производстве дознания крестьянин показал, что монеты эти он получил у крестьянина Гаврилы Борисова, у которого, раз быв в гостях в пьяном виде, разменял на них рубль. При обыске у Гаврилы Борисова  было найдено пять кусков белого металла, кусок свинца, остатки олова и трут для добывания огня. Почему он был и заарестован».

Всё в том же 1874 году, как следует из газетной заметки, «В г. Пудоже чиновник Николай Сапковский…, прогуливаясь по городу, встретил на улице сына чиновника, менявшего фальшивую 15 коп. достоинства монету. Отобрав… эту монету, Сапковский спросил, откуда он ее взял, на что тот отвечал, что сам ее сделал. На рассмотрении в полицейском управлении этой монеты, она оказалась выбитой на свинце размером с настоящую 15 коп. монету. На одной  стороне ее довольно отчетливо оттиснут орёл; на противоположной же стороне буквы и цифры оттиснуты оборотной стороною».

В данном случае, как видим, фальшивомонетчиком оказался молодой пудожанин, возможно даже – подросток. Но чаще, я думаю, этим делом занимались  приезжие, как это было в 1910 г., когда в Пудоже за изготовление и сбыт фальшивых монет был осужден уездным судом один из ссыльных. Подобный случай отмечен был в  1886 году в г. Олонце. Там  в квартире ссыльного, при обыске полиция обнаружила жестяной сосуд с остатками состава (свинца и олова), в котором, по-видимому, сплавлялся металл для подделки монет 15 коп. достоинства, каковые монеты один из ссыльных сбывал в г. Олонце.

Изготовлением «фальшака» занимались и наши соседи-каргополы. В подтверждение – еще одна газетная публикация за 1904 г.: «В д. Андреевской (Каргопольского уезда – А. К.) продавец в винной лавке задержал покупателя, который пытался расплатиться двумя  рублями, один из которых оказался фальшивым. Обе монеты подозреваемый получил от  своего односельчанина. В домах обоих подозреваемых был произведён обыск. В одной из квартир были найдены капли олова».

Возвращаясь к нашему городу, приведу еще один случай мошенничества, правда, не имеющий прямого отношения к «воровским деньгам» и раскрытый на стадии подготовки преступления. Он приходится на 1869 год, когда  в Пудожской городской тюрьме в фуражке арестанта крестьянина Андрияна Такмеева была найдена зашитою фальшивая печать, вырезанная из двухкопеечной монеты, чекана 1860 г., с надписью на обороте «печать Змецкого волостного управления». На допросе Такмеев объяснил, что он не знал о существовании печати в фуражке, которую он выменял  в Вытегре у проходящих арестантов. Чем закончилось расследование, мне неизвестно.

В защиту тогдашних пудожан не могу не отметить, что в начале 20 века в Пудожском уезде наблюдался самый низкий уровень преступности в губернии, что подтверждается полицейской статистикой. Например, в течение 1908 года количество заключенных (ссыльных, подследственных, осужденных и лиц, помещенных под арест местными властями) составляло 67 чел., в том числе – 24 ссыльных. И это  на 43 тысячи жителей уезда.  В изготовлении и распространении денежных подделок Пудожский уезд также уступал другим уездам Олонецкой губернии, например, Лодейнопольскому, где только  в 1909 г. было зарегистрировано местной полицией 18 случаев изготовления и распространения фальшивых монет. Так что пудожская криминальная статистика и  в этом отношении выглядела вполне пристойно.

А. Костин

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш имейл не опубликован*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Контакты

89214564543
Istok_sily@mail.ru
Карелия, Пудожский район, д.Нигижма, ул.Пионерская, д.39.
Istok_sily@mail.ru

Социальные сети