Острова

Острова

 Средь водной глади

 Есть на границе США и Канады  место под названием Тысяча островов. Кто их видел хотя бы на фото в Интернете, тот согласится со мной – красота несказанная.  И сами по себе радуют взор, да вдобавок еще застроены разными строениями, замками и дворцами. Конечно, у нас в районе таких чудес не замечено, а вот тысяча островов, пожалуй, наберется. Ведь только на Водлозере числится 198 островов, да на Онеге-озере в его пудожской части не одна сотня. А еще на  Рагнозере, Сумозере, Тубозере, Пелусозере, на Водле. Нет, точно тысяча наберется. Но меня интересует совсем не численность островов, а  их названия. Хоть и немало среди них безымянных,  но многие обзавелись собственными именами, и они по-своему интересны, поскольку содержат в себе какую-то, часто уникальную, информацию. О некоторых островных именах-топонимах и пойдет речь ниже.

«Отгонные» острова

Что такое отгонное пастбище, объяснять не надо. В наших краях в качестве таких пастбищ для летнего выпаса скота могли выступать отдельные острова. Как привозили – можно узнать у известного карельского этнографа К. К. Логинова  в его замечательной книге «Этнолокальная группа русских Водлозерья»: «Коров… нередко на всё лето вывозили на острова с сочной травой. Для этого лодки спаривали с помощью пары бревен, имеющих прорези под борта лодок… Коровы стояли передними ногами в одной лодке, а задними – в другой… Хозяйки (колхозницы) на острова ездили доить коров утром и вечером.  На острова на Водлозере было принято вывозить и телят». Эта традиция, вероятно, появилась у местного населения еще до прихода русских, судя по названиям островов на Водлозере Орихостров (первая часть топонима в переводе с карельского  – мерин, жеребец) и Ламбасостров, т. е. овечий остров.У последнего есть собрат – остров Овечий на Пелусозере. К «отгонным» островам, очевидно, можно отнести и остров Коровий на  Рагнозере.

Некоторые онежские острова носят «лошадиные имена», что , возможно, говорит о том, что сюда доставляли лошадей на вольный выпас.  Среди них –  Кобыляк,  Конёвы о-ва, Конёвцы о-ва. А на Рагнозере есть Кониный остров.

 

«Именные» острова

Названия ряда островов произошли от личных имен. Кому эти имена  принадлежали, сейчас уже не установить. Но названия остались. Например, на Рагнозере есть Демихнов остров ( возможно, от  личного имени  Демид), Радионов, Марьина калита. От последнего названия веет какой-то древностью. Слово калита (так и вспоминается великий московский  князь Иван Калита) давным-давно вышло из употребления. А в старину на Руси этим словом именовались сумки или кошели.

Немало подобных островов на Онеге-озере. Самый известный, безусловно, остров Василисин. Женское имя, положенное в основу  топонима, явление достаточно редкое. Сейчас уже невозможно узнать, за какие заслуги  неведомую нам Василису увековечили в  названии острова, но, видимо, было за что. Кстати, известно, что в 1806 г. этот остров стал прибежищем для петрозаводчан М. Лагунова (67 лет) и его жены (60 лет). Возвращаясь осенью из Шалы  домой на лодке (сойме) с грузом закупленного льна, супруги вынуждены были 7 недель пережидать здесь непогоду. Всё это время они питались семенами льна. Только когда Онего замерзло (в середине декабря),  они поползли по льду до ближайшего берега, а это  около 10 км. Причем доползла до берега женщина, а мужа спасли вызванные ею полицейские.

Севернее Муромского монастыря на просторах Онега виднеются два островка –  Гурий  и Варсонофий. Имена благозвучные, веет от них какой-то церковной стариной. Неподалеку расположен Бесов нос. На нем – всем известное  изображение Беса, припечатанное крестом. Считается, что крест выбили монахи Муромского монастыря, посещавшие эти места. Воможно, они же и дали островам имена в честь, как я полагаю, казанских чудотворцев, святителей Гурия и Варсонофия, канонизированных в 16 веке.

Личными именами назван еще ряд островов на разных пудожских водоёмах. Приведу некоторые из них. На Онеге – Петрило, Кудрило (от дохристианского имени Кудря), возможно, Мудростров. На Пелусозере – Бодунов (личное имя Бодун встречается в местных писцовых книгах 17 века) и Поршнев. Личное имя Поршень зафиксировано среди жителей Колодозерской округи в 17 веке, а на Салмозере  в то время числилась деревня Поршневская. А вот остров Поршень (его иногда ошибочно  почему-то называют Бесиха), что расположился рядышком с Бесовым носом, на мой взгляд, мог получить свое название потому, что по форме он напоминает старинную самодельную обувь из одного куска кожи, скрепленного шнурком – поршни.

«Именные» острова есть и на Водлозере, например, Захарушко около бывшей деревни Путилова и Алешкин там же. А также на Колодозере: Базанков, Бажонков и, возможно, Лаптев (личное имя Лапоть в старые времена, хоть и нечасто, но встречалось).

 

В черно-белых тонах

О названиях некоторых островов можно выразиться   именно так.  А откуда они пошли, далеко не всегда можно понять. Хотя объяснения имеются. Так, по свидетельству Е. Цветковой, Белый остров на Водлозере получил свое название от того, что на нем растет  светлый, лиственный лес. Рядом расположен Черный остров. Он считается заветным, здесь растет  тёмный, мрачный хвойный лес.

Посреди Сумозера расположен остров Чернушка. Издалека он действительно смотрится мрачновато, особенно на фоне противоположного берега, у которого название – Осиновый берег. В отличие от острова, он выглядит более светлым, особенно в зимнее время, за счет лиственных деревьев, давших ему название. Возможно, что и в неславянских, прибалтийско-финских названиях наших островов присутствуют черно-белые тона. Так, Валгостров на Водлозере, по моему предположению, имеет в своем названии основу (в переводе на русский) «белый».  Подобные острова есть и на других озерах, например Белый остров на Рагнозере. Возможно, его название также связано с характером растительности. А может быть, дело в чем-то другом.

Я привел самое простое объяснение названий «черно-белых» островов. Но, возможно, им придавался когда-то более глубокий смысл. Для примера, можно обратиться к уже упомянутой книге К. К. Логинова.  В ней, на стр. 43, излагается местное предание о том, что  на Имешострове в незапамятные времена какие-то старцы  построили  скит и молитвенному житию предавались.  От этого, цитирую,  «  остров этот  среди водлозеров стал восприниматься как «благой» и получил второе имя – Белый остров». Еще один остров  на Водлозере, Валгамостров, также имел второе имя – Черный. По мнению того же автора, « нельзя исключать … версию, что на Валгамострове имела место рядовая старообрядческая  «гарь». И далее: «На него они (водлозёры –  А. К.) высаживаются    лишь в       случае крайней нужды, будучи застигнуты вблизи него внезапной и сильной бурей. На остров этот они ступают не иначе, как сотворив охранительную молитву и осенив себя  крестным знамением…».

 

То березка, то осинка…

Ряд островов получил свои  имена от своего растительного покрова. Их не так много. Назову известные мне. Это  Осиновый на Рагнозере и на Водлозере, о-ва Еловцы (большой и  малый) на Онежском озере, там же Ольховец, Берёзовец, Сосновец.  Это русские названия, а у них есть «тёзки» прибалтийско-финского происхождения, т. е. данные аборигенами, населявшими наш край до прихода русских. Например, «еловые» острова Кузовец (северный и южный) и  Габостров (Осиновый) на  Онеге, а также  Кузестров (Еловый) на  Водлозере. «Растительное» происхождение, на мой взгляд, имеет название острова Вичный на Пелусозере. Ведь вицей у нас всегда называли прут (ивовый, березовый и т. д.).  Очевидно, заросли кустарников (например, ивняка) и дали имя острову.

Кажется, что в эту же группу островных топонимов  можно отнести известный  Лукостров на Онежском озере. Будто бы в этих местах растет дикий лук, отсюда и название. Однако ещё в 16 веке в материалах судебного разбирательства между Палеостровским и Муромским монастырями упоминается  Лухто остров, причем из текста явствует, что имеется в виду именно нынешний Лукостров.  Лухта в переводе с фин.-угор. языков – залив или заливной луг. Действительно, если посмотреть на карту острова, то ясно выделяются два больших залива, придающих ему форму якоря. А в памяти русских обитателей этих мест непонятное  лухта постепенно превратилось в более понятное лук. Вот такая у меня версия.

Деревенские острова

В самой восточной части нашего района, ближе к каргопольской стороне, раскинулось Колодозеро.  Места живописные, заселенные исстари. Когда-то  берега озера были густо усеяны множеством деревень, по писцовым книгам 16 века их число превышало два десятка. Большинство из них, как говорится, кануло в Лету. А   некоторые остались в памяти народной благодаря  названиям островов, что виднеются  средь водной глади  Колодозера. Вот их список вместе с названиями соответствующих деревень:

О-в Вавулинский  – д. Вавулинская (Улитина), упоминается в списках деревень 19 века.

О-в Спиринский  –  д. Спирина (Сутуловская) упоминается в тех же списках .

О-в Бревновский – д. Бревновская (Мининская) упоминается в писцовых книгах 1582-1583 гг.

О-в Ершовский –  д. Ершова (Александрова) упоминается в списках деревень 19 века

О-в Молёв – д. Молювская упоминается в писцовых книгах 1563 г.

 

«Церковные» острова

История Пудожского района, как и всего Русского Севера, неразделимо сплелась с историей православия. События церковной жизни, строительство и деятельность храмов, монастырей, старообрядческих скитов –  всё это   часть нашего прошлого, что   нашло свое отражение и в островной топонимике. Можно вспомнить Часовенский остров на  Коппол-озере, Воскресенский  на Водлозере, Попов, Успенский на Колодозере.

Еще один остров интересен тем, что  имеет прямое отношение к трагедии раскола в русском православии (17 век). Он безымянный, находится на Столпозере, в северной части Пудожья. Здесь в 17 веке старообрядцы основали один из многочисленных выгорецких скитов. А на этом острове была построена часовня,  в которой поместили «мощи» старцев Епифания и Киприана, погибших в результате гонений со стороны никониан. В начале 18 века остров стал объектом паломничества приверженцев  «древлего благочестия», даже из дальних пределов (вплоть до Сибири). Этого власть, как церковная, так и государственная, стерпеть не могла. В ходе карательной экспедиции часовня была сожжена.  В 1990-е годы мне пришлось как-то посетить этот остров, приплыл сюда на байдарке. Место расположения часовни  тогда было хорошо заметно. Само Столпозеро – одно из самых живописных озер  в нашем районе, какие мне довелось видеть.

 

Золотуха и другие

Нередко в имени острова кроется его основная примета, особенность  рельефа, какая-то важная черта. Так, в названии Палострова сохранилась память о каком-то пожаре, на современном русском языке это Горелый остров. Возможно, как и Гариостров. А вот  Шуйостров – болотистый остров. Гажий – змеиный. Ругостров свое название, возможно, получил от слова руга – смола (живица). Видимо от наличия хвойного леса.

Загадочно выглядит название острова Золотуха недалеко от устья Водлы. С одноименной детской болезнью оно никак не связано, золото здесь вряд ли когда находили. Остается единственное объяснение. На  Русском Севере прилагательное золотой нередко употреблялось по отношению к песчаной поверхности, например, песчаному берегу.

Еще пример – остров Войбуч на Водле. Основа вой, возможно, относится к постоянному шуму (вою), исходящему от окружающих порогов. Вспомним Надвоицы, селение над Воицким порогом (падуном).

На характер местности прямо указывают названия островов  Щелейный у Падуна на Водле и Щельгостров на Онежском озере. В основе того и другого топонима лежит старинное русское слово, сейчас  подзабытое – щелья, то есть большой камень-валун, нагромождение камней, скала. Кстати, на Водле, недалеко от Кубова, есть еще урочище Щелейки.

Легендами овеяны

Со многими островами связаны различные легенды и предания, которые по-своему объясняют их названия. Например, народная молва говорит, что  небольшой островок Мавура на  Тягозере назван так потому, что на нем спаслась от преследования  «панов» (поляков, литовцев, казаков-«черкасов») в начале 17 века местная девушка по имени Мавра.

Еще интереснее   легенда об острове   Девичий  на Водлозере. Её излагает  К. К. Логинов в своей интереснейшей книге «Традиционный жизненный цикл русских Водлозерья».   Согласно этой легенде, водлозёры в стародавние времена раз в 7 лет выбирали самую красивую  девушку, наряжали ее и вывозили на этот остров для отдачи в жены водяному.  Там ее оставляли одну и уплывали обратно. После этого на остров накатывалась огромная волна, которая уносила с собой девушку. Упомянутый топоним (Девичий)   близок по звучанию к названию островов в Онежском озере, известных как Дивьи острова. Возможно, их имеет в виду Н. Озерецковский, еще в 1792 г. отмечавший в своей книге «Путешествие по озерам Онежскому и Ладожскому», что между Песчаным и Марнаволоком «в близком расстоянии  от берега лежат в озере большие голые камни, Дивьи луды называемые». Очевидна схожесть двух топонимов, вызванная наличием одной основы див (дев), которая, по мнению известного топонимиста А. Шилова, означает высокое место, возвышенность. А что, вполне допустимо, сразу вспоминаются Девичья гора и  Див-гора.

Что касается  водлозерских островов, то  многие из них в былые времена считались священными и также овеяны легендами     Например, Кингостров, где, по преданию, когда-то в битве полегла «чудь». Здешний лес   запрещалось рубить под страхом божьей кары. Такое же мнение в народе бытовало и о Воскресенском острове (Иламострове), где в древности стояла  часовня (а рядом с ней могила какого-то пустынника),  очевидно, давшая название острову.

Запрет на рубку кустарника действовал  на острове Петуний, пожалуй, самом загадочном из всех водлозерских островов. У В. Н. Харузиной в ее книге «На Севере» находим местную легенду: Ильинский водяной выдал свою дочь замуж за Пречистенского водяного и жених  в приданое за молодой женой получил целый остров, который, везомый петухом, приехал с реки Илексы и оказался у Куганаволока. В честь этого  чудесного петуха остров получил свое название. Другой вариант этой легенды говорит, что когда-то выходила замуж дочь местного колдуна и остров, как приданое, плыл на петухе к Куганаволоку, а невеста сидела в доме на этом острове взаперти и не должна была смотреть в окошко. Девушка, однако, не удержалась, выглянула, и тотчас же окривела, а остров остановился у Куганаволока. Харузина описывает этот остров, как вполне реальный, упоминая заросли мелкого кустарника на нем, но есть предположение, что то был плавучий (торфяной) островок, который оторвало от берега на Илексе и попутным ветром и течением принесло к упомянутой деревне, где он и встал на «вечную стоянку».

Острова сокровищ

С некоторыми островами людская молва когда-то связывала сокрытые в их недрах сокровища,   клады. Один из них –  священный остров Кладовый (Кладовец) на Водлозере. Предание гласило, что  здесь кто-то когда-то зарыл богатейший клад и проклял его. Водлозёры свято верили:  «Клад откроет тот, кто по льду бросит топор с Великострова до Кладового (это 80 саженей  – А. К.)».

Интересно, что в  пудожской части Онега  есть также остров Кладовец. Может быть, по поводу его названия также существует какая-то легенда, но я о ней  не слышал. А вот о кладе на Лукострове имеется предание.   Будто бы местный житель закопал здесь золотые монеты, но место это никому не назвал при жизни. Так и унес тайну с собой в могилу…

Остров по имени Рай

Закончить свой небольшой обзор островных топонимов мне хочется самым притягательным из них. Есть на Водлозере остров  Рай (Райостров). Одно название чего стоит! Расположен он в отдалении,  на краю локального водного пространства. От материка до него несколько километров. Этим обстоятельством , на мой взгляд, и объясняется название. Ведь рай – это край, сторона (фин.-угр.).

Лет десять назад        довелось мне как-то в компании пудожан рыбачить в здешних местах, с ночевкой на этом острове. Дело было в начале мая, ловили по последнему льду. Райские кущи я там не видел, но рыбалка была отменная, на блесну и на червя ловился  крупный окунь, попадались и  налим и судак и сиг. Вдобавок и с погодой повезло, загорали, сидя  на своих шарабанах у лунок. До сих пор вспоминается . Так что название свой Рай-остров оправдал. Действительно рай, по крайней мере, для рыбаков.

 

А. Костин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Казёнка Водла Шала? вин. Магазин а второй – в верховьях Водлы?

Легенда о поющей щелье Б. нос7

 

 

Гольцы музейный остров

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О. Пога конец, «дно» залива

Половинный Р

Гарон Р –

Кладбище

Похотина=Пахотина?

Водлозеро

Выгостров

Великостров

Веренжи

Велешостров

Имеш

Колгостров

Лель (Люль)

Марь

Мачетиха?

Межалда –

Охтомостров –охта-речка. Недалеко от устья речки Охтомы

Пелгостров-

Сиверские о-ва

Шендема-

 

 

Качкостров-

Килостров –

Масляный  салма

 

Онего

Мучостров-

Модуж змеиный?

Нярский няра-

Нотостров-

Свич-

Чирка-остров

Чурбостров-

О-ва Котлины О-в Котлин в Финском заливе

Катеостров-

Скоморошье о-в

Гарбищи от гарба – ловушка для рыбы

Одериха

Концепа

Чуростров край, сторона

Сельгостров сельга кряж, возвышенность

 

 

Мокрый – Водла

Ловецкий о-в – – – Водла

 

 

Ракостров (Тубозеро)

Священные острова

Мучостров, Муромский остров (Лазарь) (Муромский м-рь)

Кладовый О

Дедовец О

 

Легенды у Н. Исаева

 Рагнозеро

Кастричен

Лигостров

Пудож Заостровье

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш имейл не опубликован*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Контакты

89214564543
Istok_sily@mail.ru
Карелия, Пудожский район, д.Нигижма, ул.Пионерская, д.39.
Istok_sily@mail.ru

Социальные сети